Сфинкс и скифы

 «Быть или не быть?

Самое главное в этой формуле  –

«или»…

                                        К. Кедров

 

На первый взгляд между этими названиями нет ничего общего. Легенды о сфинксе встречаются в Египте со времен Древнего царства (2707-2150 гг. до н.э.). Само название Сфинкс звучит на древнеегипетском языке как «шепсес анх» и переводится как «живой образ». Предполагают, что образ египетского сфинкса был заимствован древними греками, в их мифологии  (Гесиод, «Теогония», 326) Сфинкс (Σφίγξ – «душительница»)  –  чудовище, порожденное Ехидной, с лицом и грудью женщины, телом льва и крыльями птицы. Гера наслала её на Фивы в наказание, и она каждому, входящему в город, задавала один вопрос, а всех, кто не сумел дать правильный ответ, убивала. Эдипу единственному удалось ответить на ее вопрос, после чего она бросилась с горы и разбилась. Что касается имени скифов (Σκύθαι – «мрачный, угрюмый»), то это название дано было древними греками группе ираноязычных народов, проживавших на территории нынешних Молдавии, Украины, Южной России, Казахстана и части Сибири. Считается, что оно впервые упомянуто в «Истории» Геродота (484-425 гг. до н.э.). На самом деле, имена «Сфинкс» и «Скиф» объединяет то, что их создал, вероятно, Гомер.

Жизнь наша подобна Сфинкс, ибо за всю историю развития человечества накопилось немало таких убийственных вопросов, на разгадку которых многие принесли в жертву свои жизни, а ответы на них так и не были найдены. Среди них есть и вопросы, оставленные создателем мифа о Семивратных Фивах, он же, вероятно, придумал и имя Сфинкс. Сразу же отмечу (без обсуждения, ибо эта тема требует отдельного рассказа), что Гесиода не существовало. Это был псевдоним Гомера и именно ему принадлежат все произведения Гесиода, в том числе и «Теогония», где упомянута Сфинкс. В основе этого утверждения лежат, найденные автором статьи, скрытые стихи во всех известных произведениях Гесиода. В них  описываются неизвестные детали биографии Гомера. Из множества «убийственных» вопросов Сфинкс, рассмотрим здесь только три: почему до сих пор остается неизвестной биография Гомера, что на самом деле означает имя Гомер и почему ни одно из, приписываемых ему сегодня, произведений не было подписано им этим именем, и в них не упомянуто имя скифов?». В «Илиаде» (XI, 572) говорится о скифском племени будинов (Βουδέιω), в «Одиссее» (XI, 14) упомянут город и народ киммерийский (Κιμμερίων), 25 раз названы в «Илиаде» и всего лишь один раз – в «Одиссее» (VIII.361) фракийцы (Θρήκιος), а вот имя скифов отсутствует. Возникает вопрос: почему?

Самый простой ответ состоит в том, что во время жизни Гомера скифы еще либо не существовали, либо не вышли на авансцену истории, либо вообще в природе еще не было этого имени. А поскольку Гомер не употребил имени скифов, а упомянул киммерийцев, то все сегодняшние энциклопедии мира дружно отнесли время его жизни к VIII-IX вв. до н.э., т.е. к эпохе киммерийцев. Но, так ли это было на самом деле?

О том, что киммерийцы и скифы существовали еще в XV в. до н.э. мы знаем из «Пятикнижия» Моисея, в котором приведена следующая родословная сына Ноя, Иафета, спасшегося после Всемирного потопа (Быт. X, 2): Гомер (киммерийцы), Иован (греки), Магог (скифы), Мадай (мидийцы), Фувал (грузины), Мешех (мосхи) и Фирас (фракийцы). В этой «Таблице народов», прежде всего,  зафиксировано не только родство, но и старшинство народов по времени их возникновения, т.е. киммерийцы более древний народ, чем греки и скифы. Разумеется, не следует понимать буквально, что все народы на Земле произошли от Адама, и что до XIV вв. до н.э. (время жизни Моисея) наблюдался Всемирный Потоп. Потопа, как глобального явления в XIX-XV вв. до н.э., вероятно, не было, ибо нет надлежащего подтверждения в науке. Вообще говоря, упоминание о всемирном потопе имеются в еще более древнем эпосе о Гильгамеше. Частное явление затопления берегов Средиземноморья цунами наблюдалось после мощнейшего взрыва вулкана Санторин (сер. XV в. до н.э.), приведшего к гибели Крито-микенской культуры и Атлантиды. Из скрытых стихов Гомера следует, что Атлантида находилась в Крыму, в районе Евпатории. Выяснилось, что основным источником информации об Атлантиде являются не Солон и Платон, а древний род Гомера и сведения, найденные им в Египте. Как видим, это событие было близко ко времени создания Моисеем своего Пятикнижия. Первые христианские богословы предупреждали нас от прямолинейного чтения Святого Письма. Ориген (185-253/4) писал: «Буквальный смысл часто имеет неверное, бестолковое, противоречивое, невозможное, бесполезное значение из которого проистекает тьма ошибок», а Григорий Нисский (ок. 330-390) прямо заявил: «Не надо быть настолько недалеким, чтобы понимать Писание буквально».

Так вот, на мой взгляд, иносказательным смыслом Всемирного Потопа было взрывное развитие кораблестроения в XX-XV вв. до н.э. Именно оно дало мощнейший толчок не только развитию цивилизации, как таковой, но и остановило вырождение народов от инцеста. Из «Бытия» Моисея видно, что 9 поколений, от Адама до Ноя, вели замкнутый образ жизни внутри одного рода и поэтому наблюдалось вырождение племен из-за инцеста. Так что, вполне обоснованно можно предположить, что в Библии указано не время жизни одного человека, а время вырождения племени, основанного одним из 9-ти потомков Адама, в пределах 600-960 лет. И это было наказание Господнее развращенному человеческому роду (Быт. 6-8). Можно сказать, что Ной был первым корабельщиком, который был спасен Богом, как праведник, только за то, что дети его были рождены не в инцесте. Об этом говорят, разноплеменные имена сыновей Иафета. Из родословной, приведенной в Ветхом Завете, видно, что возраст жизни потомков Адама вернулся к реальному не сразу, а только в 26 колене от Адама, т.е. ко времени жизни Моисея (1350–1230 гг. до н.э.) Таким образом, для ослабления вырождения понадобилось около 800 лет после Ноя. Еще одно важное уточнение Бог сделал Ною за 7 дней до Потопа, чтобы он взял не по паре, а по семь пар, всей живности с собой (Быт. 7, 3). И это было иносказательным указанием на то, что влияние инцеста ослабевает не раньше, чем через 7 колен в одном роду. Вот почему, во избежание последствий инцеста, в дальнейшем один царский род в Европе мог породниться с другим только в том случае, если в их роду не было близких родственников до 7-го колена. Кроме того, не лишне будет подчеркнуть здесь еще и ту деталь, которая характеризует дальность плавания кораблей во времена Ноя длительностью потопа в 40 дней. По оценкам, приведенным Гомером в «Одиссее» (XIV, 257), за это время корабли могли пройти расстояние от Египта до пролива Гибралтар, равное 4000-5000 км. А тупорылый Ноев ковчег, подробно описанный в Пятикнижии (Быт. 6, 15-17), мог за 40 дней пройти расстояние не более 1500 км и именно поэтому он оказался иносказательно на горе Арарат.

В статье «Гомер – миф или реальность?», опубликованной в журнале ПОэтов (№ 1, 2011 г., с.33-36), мною показано, что Гомер жил в 657-581 гг. до н.э. В то время скифы не только вышли на авансцену истории, но, по сути, вытеснили киммерийцев из родных мест и это древнейшее воинственное племя вначале оказалось рассеянным среди тех же скифов и других племен, а затем и прекратило свое существование. Точной даты этого вытеснения нет ни у историков, ни у археологов. К тому же, этот процесс не был одномоментным и растянулся на один или два века. Дело в том, что нет разительного отличия культур между киммерийцами и скифами, на основании, которого археологи обычно делают свои выводы, а это говорит, во-первых, о родстве (у Моисея киммериец Гомер и скиф Магог – братья), а, во-вторых, о том, что при этом имело место как вытеснение, так и взаимопроникновение племен. Прямым доказательством этого является рассказ Геродота («История», IV, 11) о битве киммерийских вождей между собой. Одна часть из них не хотела покидать родных мест, а другая хотела уйти от сильного войска наступающих скифов в Малую Азию. Так вот, та часть племени вождей киммерийских, которые решили остаться на родине в Гилее (ныне Николаевская область Украины) стала называться царскими скифами, именно из этого рода и происходил Гомер.

Нужно подчеркнуть, что 7-летний период пребывания Гомера в Египте с 629 по 622 гг. до н.э. и еще год в Финикии у родителей своей матери в г. Сидоне (Сайда), сыграл решающую роль в его духовном росте (см. книгу А. Золотухин, «Гомер. Имманентная биография», Николаев, 2001). Находясь на службе у Псамметиха I, он имел возможность познакомиться с самыми выдающимися учеными и жрецами Египта. Разумеется, он видел у пирамид Гизы Сфинкса. Но, пожалуй, самым главным было то, что он познакомился с литературными произведениями шумеро-аккадской, египетской,  древнееврейской литературы, собрал сведения об Атлантиде, а также по географии и астрономии. Именно после знакомства с Пятикнижием Моисея, он присвоил себе имя Гомера, как далекого своего предка киммерийского рода, из которого происходил он сам. Своим происхождением от атлантов-киммерийцев он очень гордился и потому не считал себя варваром по сравнению с греками. С древнееврейского языка имя Гомер переводится, как «Законченность, совершенство». Разумеется, в своем творчестве Гомер пользовался только древне-греческим толкованием этого имени. Однако, оно имеет два разных перевода: «слепец» и «заложник». Для того, чтобы уйти от толкования его имени как заложника, каковым он был на самом деле, Гомер в своих мифах и эпосах ввел таких слепых певцов-пророков, как Финей («Аргонавтика»), Демодок, Тиресий («Одиссея») и Тамир Фракийский («Илиада»). Все это дало повод историкам изображать поэта слепым. Его творчество однозначно свидетельствует о том, что он не был слепым. На самом деле Гомер был заложником своего варварского происхождения, которое усложнило признание его произведений в Греции. Именно это и вынудило Гомера публиковать свои труды под первым в истории европейской литературы псевдонимом грека Гесиода.

Вообще говоря, парадоксальную ситуацию, сложившуюся в связи с отсутствием биографии Гомера, невозможно объяснить ничем другим, кроме как его варварским происхождением. Если бы Гомер был греком, то, что могло ему помешать написать свою биографию, пусть не такого огромного объема, как его эпосы? Вслед за этим теперь, когда точно установлены даты жизни Гомера, возникает еще более странный вопрос: почему многие современники Гомера не оставили никаких свидетельств об этом? А ведь Фалес, Анаксимандр, Нестор, Солон и Писистрат знали его лично, и почти все знали, где он жил. Ведь г. Каллиополь был назван греками в честь музы эпоса потому, что именно в нем Гомер написал «Одиссею». Туда он был выслан на 10 лет после убийства женихов Пенелопы. Солон и Писистрат учредили даже Панафинеи с публичным чтением на них «Илиады» и «Одиссеи». Вообще говоря, при той популярности  произведений Гомера, какие они имели при жизни, любая, даже скромная биография, написанная им самим или его современниками, вызвала бы в Греции колоссальный интерес. В связи с этим возникает третий, вполне логичный вопрос: чем объясняется это тотальное молчание, как самого Гомера, так и его современников? Почему молчали не только современники, но даже их далекие потомки, которым они наверняка изустно передали подлинные сведения о Гомере? О скифах не будем говорить – у них не было письменности, хотя они знали и почитали Гомера. Из «Борисфенитской речи» Диона Хрисостома (ок. 40-120 гг.), записанной в Ольвии в 95 г. н.э., т.е. через 700 лет после жизни Гомера (!), где он с удивлением  отметил, что почти все граждане Ольвии читают Гомера, знают наизусть «Илиаду», и почитают Ахилла как божество. Нам теперь уже ясно, почему ольвиополиты, будучи земляками Гомера, так ревностно относились к нему и его брату Ахиллу. Но, спрашивается: почему Хрисостом, употребив там оборот «ваш Гомер», ни словом не обмолвился о том, что Гомер был их земляком? Уверен, что ольвиополиты наверняка ему говорили об этом, но он даже и мысли не допускал подобной, спрашивается,– почему?..

Парадоксальную ситуацию, возникшую вокруг биографии Гомера, разрешает одно очень важное высказывание современника Гомера, первого греческого философа, одного из семи мудрецов Древней Греции, Фалеса Милетского (624-546 гг. до н.э.), который говорил: «За три вещи благодарен я судьбе: во-первых, что я человек, а не животное; во-вторых, что я мужчина, а не женщина; в-третьих, что я эллин, а не варвар». Итак, как видим, парадокс объясняется просто и основательно – Гомер в глазах греков был варваром, т.е. по определению, иноземец, бескультурый, грубый, изъясняющийся на непонятном и невнятном языке. Родоначальник древнегреческой культуры был варваром?!, – а вот с этим греки никак не хотели соглашаться! Гомер это понимал и, судя по всему, внешне принимал, но внутренне не мог согласиться с этим, ибо любил свою родину: «Сладостней родины нет ничего и родителей милых» («Одиссея», IX, 34).

И тогда возник молчаливый исторический компромисс, который продержался 2582 года до выхода в свет в 2001 г. моей книги «Гомер. Имманентная биография». Суть компромисса состояла в следующем: Гомер открыто не описывал варварский мир, не говорил о своем варварском происхождении и даже вообще не подписывал произведения своим именем, а греки, в свою очередь, нигде не называли его варваром. Так оказалось, что с молчаливого согласия обеих сторон был создан миф об исключительно греческом происхождении Гомера. Как известно, о чести быть родиной Гомера спорило семь городов: Кума, Смирна, Хиос, Колофон, Пафос, Аргос, Афины. На самом деле список этих городов доходил до 20. Однако, даже в этот, расширенный список не вошли, такие греческие города как Элай (ныне турецкий г. Седдюльбахир) и Каллиополь (вблизи поселка Капаклы Гемликского района провинции Бурса, Турция), где на самом деле жил Гомер. И это тоже неслучайно, ибо эти города были основаны варварами, что неминуемо бросало бы тень на его греческое происхождение. Так, историкам известно, что первоначально г. Элай (Антандр), который в «Одиссее» описан как Итака (иносказательный смысл этого имени – «Мой город»), назывался Киммеридой. Этим городом владели киммерийцы на протяжении 100 лет. А заложил этот город, как выяснилось из скрытых стихов Гомера, в 749 г. до н.э. его прапрадед, Таргитай, основатель скифского рода по Геродоту. Что уже в таком случае говорить о г. Ольвии  в Скифии, где родился и жил Гомер до 11 лет? Скифский царь Пан вначале изгнал отсюда отца, а за ним бежал Гомер с сестрой Еленой и ее первым мужем Гефестом. Его брат-близнец Ахилл до 15 лет с матерью оставался в плену у Пана. Это была 1-я Ольвия, основанная Таргитаем в 753 г. до н.э, рядом с двумя другими городами Бореем, позднее Борисфеном, и Нисоном. Находилась первая Ольвия в районе Лагерного поля в г. Николаеве (Украина). Однако, жизнь этого города была короткой, не более 3-4-х веков. Ольвию (поселение борисфенитов) видел Геродот в 450 г. до н.э. рядом с храмом Деметры. Зато 2-я Ольвия (возле села Парутино в Николаевской области), основанная Ахиллом и Музой Гомера, Клеопатрой, в 624 г. до н.э., оказалась, действительно «счастливой», ибо просуществовала более 1000 лет.

Но, спрашивается, какова была цена открытого соглашательства Гомера с исключительно греческим происхождением, по сравнению с «варварским»? Во-первых, это не было полным предательством, поскольку мать Гомера считалась гречанкой. Во-вторых, и это было главным, именно полное греческое происхождение и обращение исключительно к греческому миру давало ему надежду на длительное сохранение его произведений в среде греческой культуры, ибо у скифов не было письменности. До нашего времени не дошли ни поэма «Аримаспея» в 3-х томах, созданная учителем и прадедом Гомера Арпоксаем (Аристеем Проконесским-Оленом), ни 800 стихов Анахарсиса (Телемаха), сына Гомера. Причина одна – оба они для греков были варварами и описывали варварский мир. И, в-третьих, Гомер, считая себя потомком киммерийцев из Атлантиды, бывших современниками крито-микенской культуры, пытался доказать грекам, что его род никак нельзя было считать варварским.

Из этой трагической ситуации Гомер нашел выход, вполне достойный гения,– он во всех своих произведениях внедрил скрытые стихи, содержание которых описывает его биографию. Именно поэтому ему не нужно было подписывать именем Гомера свои произведения и писать свою автобиографию. Фактически с изобретением скрытых стихов, поэт разработал тайный способ защиты авторских прав. Как видим, Гомер, решая вполне гамлетовский вопрос «Быть или не быть?», выбрал именно золотую средину «или», по К. Кедрову, как самое главное, как свободу, и не прогадал. В результате этой двойной бухгалтерии основателю европейской культуры удалось описать историю не только греческого (открыто – «метаметафорой»), но и (скрытно – «инсайдаутом») киммерийско-скифского мира. В центре второго оказалась история его собственной жизни, как последнего киммерийского царя. Все его десять сыновей от Лаэртиды-Клеопатры (4), Пенелопы (1) и Калипсо-Ифигении (5), считались уже скифами. Сын Гомера от Пенелопы, Телемах, под именем скифского царя Анахарсиса, был в 28 лет признан мудрецом Древней Греции. Но, это родство также осталось тайной, хотя Гомер в скрытых стихах пишет, что его сына Телемаха (Анахарсиса) признали в Греции мудрецом и полюбили вместе с ним. И уже казалось, что история не сохранила для нас свидетельств этой связи.

Ситуация усложнялась тем, что Гомер в открытом тексте «Одиссеи» постарался развести свое и Телемаха время жизни с известной историей Анахарсиса. Для этого он удревнил все события эпоса и спрятал в мифологическом иносказании все географические реалии своей одиссеи, проходившей в основном в варварском мире Понта Авксинского (Черное море – А.З.). Так, разместив в Скифии Аид (ныне г. Николаев), Гомер указал, что рядом с ним находится «город и народ киммерийский», к тому времени уже мертвый. При этом поэт старательно исключил упоминание скифов (Σκύθαι), заменяя их справедливыми млекоедами абиями («Илиада», XIII, 6), фракийцами или близкими по звучанию названиями такими, например, как Скейские (Σκαιαὶ) ворота Трои, которые на самом деле были Скифскими, или же придумывал для скифов самые разные иносказательные заменители. Вот один из них,– кентавры (Κεν-ταύροιο), здесь Κεν – «глупый, невежественный», а ταύροιο – «тавры», т.е. скифское племя Тавриды (Крыма). Так что, кентавры – это «невежественные скифы». Гомер отметил, что это имя придумала и подсказала ему его мать-гречанка, Климена, которая обучала  всех своих детей и дочь отца Клеопатру. Мать Гомера была высокообразованной, она знала древние греческий, финикийский, еврейский и скифский языки, но была жестким учителем, за что и присвоила сама себе имя кентавра Хирона (Жестокий).

Несмотря на эти ухищрения Гомера, Геродот, посетив Скифию через 130 лет после него, честно записал рассказы о происхождении скифов и привел правдивую родословную Анахарсиса в своей «Истории» (IV, 76): «Анахарсис, как я узнал от Тимна, опекуна Ариапифа, был дядей по отцу скифского царя Идантирса, сыном Гнура, внуком Лика и правнуком Спаргапифа». Таким образом, эта родословная выглядит так: Спаргапиф → Лик → Гнур → Анахарсис, Савлий → Идантирс. Реальным именем отца Гомера было имя Лик, об этом он многократно говорит в скрытых стихах. Так что, под именем Гнур следует понимать именно Гомера. Можно предположить, что здесь имя Гнур – Γνούρου – это сокращенное имя Γνῶριμος – «Известный, Знаменитый». В скрытых стихах Гомер отметил, что его сын от Пенелопы, Телемах, на соревновании с 12 прорицателями за свои афоризмы был признан одним из мудрецов Древней Греции в 592 г. до н.э. Геродот особо подчеркнул в «Истории» (IV, 46) то, что «… Ведь нет ни одного племени у Понта (Черное море – А.З.), которое бы выдавалось мудростью, и мы не знаем ни одного ученого мужа, кроме скифского племени и Анахарсиса». В многочисленных древнегреческих и римских источниках (их сохранилось ок. 300, описывающих нравы скифов) считается, что царь Анахарсис приехал из Скифии в Грецию. На самом деле оказалось, что он родился, воспитывался и жил в греческом г. Элае (находился в 13 км. от Трои через пролив Дарданеллы, ныне Седдюльбахир). Так что, у нас есть все основания поставить знак равенства между этими именами: Анахарсис=Телемах.    

Из мифа о Геракле (в имманентном представлении – Гомера) известно, что у него от амазонки змеедевы (на самом деле это была его Муза, родная, старшая сестра по отцу, царица Лаэртида-Клеопатра) родилось три сына, младшему из которых они дали вначале имя Гила («Илиада», XX, 392). Это было название земли Гилеи (Лесистой). После того, как он стал царем, его стали называть Скифом (Геродот «История», IV, 8-10). Благодаря этому Гилея стала называться Скифией. Так что, Гомера вполне можно было бы назвать автором этого названия, если, конечно, оно не родилось раньше. А основания для этого имеются в сообщении Геродота («История», IV, 5) о происхождении скифов: «По рассказам скифов, народ их – моложе всех. А произошел он таким образом. Первым жителем этой еще необитаемой тогда страны был человек по имени Таргитай. Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). Такого рода был Таргитай, а у него было трое сыновей: Липоксай, Арпоксай и самый младший – Колаксай. В их царствование на Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша. Первым увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало. Тогда он отступил, и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так жар пылающего золота отогнал обоих братьев, но, когда подошел третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему». С учетом этого и других рассказов Геродота, а также сведений из скрытых стихов, удалось восстановить киммерийско-скифскую родословную Гомера, которая имеет следующий вид (здесь курсивом указаны предполагаемые годы):

Таргитай(776697) → (Липоксай, Арпоксай) Колаксай (732666) → Спаргапиф (715-646) → Лик (676-596) → Гнур-Гомер (657-581) → Гилл-Скиф (638-580), Савлий (608-551) → Идантирс (580-510) → Ариант (540-460) → Ариапиф(505-430)→ Скил (485-449), Октамасад (480-410) → Атей (429-339).

Древние греки сами признавали, что еще до Гомера их научил слагать гекзаметры гиперборей Олен, Геродот назвал его ликийцем, сочинявшим гимны для делосцев и других греков («История», IV, 35). На самом деле оказалось, что Олен, Аристей Проконесский и Арпоксай (734-640 гг. до н.э.) – это одно и то же лицо, приходившееся Гомеру двоюродным прадедом по отцу и прямым прадедом по матери (инцест)! После изгнания 11-летнего Гомера из Ольвии-1, он поселился в г. Элае (Седдюльбахир), который находился от острова Проконесса всего в полутора днях плавания. В скрытых стихах Гомер писал: «Учил меня 4 года Гермес Азийский, три поколения видевший», действительно, Арпоксай прожил ок. 94 лет, был моряком, побывал во многих странах, был «жадным» к знаниям, так переводится его имя. Его «Аримаспея» после смерти была издана в Афинах и Гомеру привезла в Элай 3 книги этой поэмы Олена на корабле его Муза в 630 г. до н.э. Так что, киммерийца Арпоксая-Олена-Аристея Проконесского вполне можно считать одним из основателей древнегреческой литературы, творившего почти за век до Гомера! Из «Аримаспеи» до наших дней дошли только отрывки, причем, один из стихов, обратите внимание (!), посвящен коню его родного брата Колаксая. Сведения эти дошли к нам от поэта Алкмана. Гомер в скрытых стихах отметил, что Алкман был ровестником Телемаха, родился и жил рядом в Элае, дружили они с детства и он наверняка держал в руках 3-х томник «Аримаспеи». Так что, как видим, из-за того, что Олен-Арпоксай-Аристей Проконесский описывал киммерийский мир в своей поэме, его произведение не сохранилось, а его вклад в развитие европейской культуры оказался неоцененным историей. Вполне возможно, что этот «варвар» за свою долгую жизнь вместе с отцом приложил усилия для создания древнегреческой письменности, а затем, изобретя гекзаметр и гимны, проложил дорогу к славе Гомеру. Вообще говоря, Гомер сообщает, что ему Олен (Арпоксай) признавался, что он унаследовал все страсти отца (Таргитая) к мореплаванию, жажде к знаниям и творчеству. Так что, старт развитию Европейской культуры дал не только Гомер, но и весь его род уранидов, потомков атлантов (Таргитай, Арпоксай, Гнур, Анахарсис), действовавший на протяжении трех веков: VIII-VI вв. до н.э.

Утрата для нас произведений Аристея Проконесского, не дает возможность определить присутствовало ли у него название скифов или нет. Но, зато, благодаря открытию скрытых стихов, удалось доказать, что у Гомера все-таки было упомянуто имя скифов. Оказалось, что автором «Аргонавтики» является Гомер, а не Аполлоний Родосский, живший в III в. до н.э., т.е. это чистый плагиат. Аполлоний был директором Александрийской библиотеки и почитателем поэзии Гомера. Воспользовавшись тем, что поэма не подписана, приписал ее себе. Ему остается только поблагодарить за то, что он сохранил для нас этот миф. А также за то, что он не приписал к нему ни единого своего слова, иначе бы скрытые стихи не читались. Судя по всему, он знал, что миф принадлежал великому Гомеру. Выяснилось, что «Аргонавтика» была написана Гомером в Ольвии (Николаев) в 591 г. до н.э., сразу после погребения его утаенной возлюбленной, родной сестры по отцу Клеопатры. Поэма была посвящена гибели его Музы и Атлантиды, интерес к которой пробудила у него при жизни именно она и потому он сравнивает её здесь с погибшей дочерью Атланта, Клейто («Славная»). В «Аргонавтике» она вполне оправдано названа Клеопатрой («Прославившая родину»), была рождена отцом Гомера в Колхиде в 662 г. до н.э. (возможно в г. Ээе). Лаэртида сильно переживала то, что родилась не в любимой Ольвии 1-й. Вот почему, еще при ее жизни, Гомер постарался описать в «Одиссее» царство Алкиноя и Ареты в Схерии (Батуми), как идеальное государство высокой культуры, в котором в большом почете были корабельщики, разъезжавшие по всему миру. Сама царица Лаэртида была опытной кормчей и спасла от Пана сыновей, рожденных ею от Гомера. Вместе с золотым руном, которое было символом царской власти скифов, она вывезла их на корабле в Колхиду к Алкиною и Арете. Лику руно принадлежало по праву, как родившемуся в 1-й Ольвии и старшему по возрасту из детей Майи, дочери Колаксая (Атланта). Позднее, когда опасность миновала, Лаэртида сыновей вернула на родину, а золотое руно привезла на корабле в Элай к отцу в 629 г. до н.э. При этом она прошла раньше всех на корабле Планкты, Сциллу и Харибду против сильного течения в Босфоре. Именно в это время течение в проливе Босфор обернулось на противоположное нынешнему. Это привело к созданию в нем гигантского водоворота Харибды, напротив грязевого вулкана Скиллы. Не всякому кормчему было под силу преодолеть эти препятствия и пройти невредимо между «сталкивающимися» скалами Планкт. Эта ситуация сохранялась около 38 лет, когда в Черное море можно было войти, а выйти из него для купеческих судов почти было невозможно. Вот почему Черное море вначале называлось Понтом Авксинским (Негостеприимным), а затем, когда течение вернулось к прежнему в 591 г. до н.э., его переименовали в Понт Эвксинский (Гостеприимный). Таковыми были реалии, положенные Гомером в основу мифа об аргонавтах, перенесенные им из Скифии на греческую землю.

В мифе Гомер привел ряд иносказательных сведений автобиографического характера. Геракла (Гомера) не случайно сопровождал юноша Гил (указание на его сына), себя он назвал слепым Финеем, женой которого была Клеопатра (Лаэртида), дочь фракийского (скифского) царя Борея (Лика-Лаэрта), братьями которой были Зет (Гомер) и Калаид (Ахилл). Вероятно, именно в «Аргонавтике» Гомер, после гибели своей Музы, оказавшей колоссальную помощь в продвижении его трудов в Афинах, и в предчувствии близкой кончины, решил привести реальные имена своё и близких. Дело в том, что Гомер в скрытых стихах часто Лика называет Бореем – «Северным». Так был назван и город Борей (упоминался в «Аримаспее»), расположенный в километре от Ольвии, которая находилась на реке Коцит (Южный Буг) у впадения в неё реки Стикс (Ингул). Борей впоследствии был переименован в Борисфен, вероятно, в память об отце Борее (Лике) и сыне Финее (Гомере). Такое переименование могло быть следствием большой популярности мифа Гомера об аргонавтах среди скифов и греков в то время. Название Борисфен затем перешло к названию реки Днепр, ибо г. Борей расположен был на берегу реки Стикс (ныне река Ингул), а сам Гомер вслед за Оленом считал эту реку одним из рукавов Днепра и называл её также Океаном. Николаевский полуостров с 2-мя городами (Ольвией и Бореем), обтекаемый Океаном, Гефест изобразил на щите Ахилла («Илиада», XVIII, 490-607). Так вот, в «Аргонавтике» (IV, 288; 320) поэт впервые упомянул имя скифов и указал местоположение Скифии, но сделал это анонимно и за 10 лет до своей кончины. А что знали скифы о Гомере?

Конечно, царские скифы, как самое мощное и развитое племя, знали его творчество и гордились Гомером. Об этом говорит уже упомянутое выше Геродотом его скифское прозвище Гнур, т.е. «Знаменитый». Прославил Гомера и его внук Идантирс (см. выше родословную), разгромивший огромнейшее (700 тыс.) по тем временам войско Дария в Скифии и по сути своей этой победой спас Античную Грецию от порабощения персами. Подробно ход этой самой древней отечественной войны разобран в моей книге: «Экзампей», Николаев, «Возможности Киммерии», 2005, с.36-63. В дальнейшем уже с ослабленными персами греки и сами смогли справиться. Недавно один сотрудник американской научно-популярной телевизионной программы «Дискавери» обсуждал со мной  вопрос о создании фильма, посвященного победе скифского царя, внука Гомера, Идантирса, над могучим Дарием. Так вот, он спросил: а что было бы, если бы Дарий победил Скифию? Я ему ответил, что не было бы античной культуры в таком свободном виде, какой она явилась Европе. Он, тут же задумался, и в ответ заметил: точно, не было бы Александра Македонского и его победных походов. На это я ему сказал, что Александр Македонский мудро поступил, пойдя на восток через Малую Азию, а не через Скифию. Возможно, он тут бы и погиб, если не у стен маленькой Ольвии, как его полководец Запирион, то на полях нового Экзампея, как это случилось с огромным войском Дария…

Прямым свидетельством того, что скифы считали своим по происхождению Ахилла, является золотая обкладка скифского горита – колчана для лука и стрел из Мелитопольского кургана IV в. до н.э. Основной сюжет изображений на горите связан с Ахиллом. Но, пожалуй, самым значительным подтверждением того, что скифы гордились Гомером является золотая скифская пектораль IV в. до н.э. (см. Рис.1), найденная в кургане «Толстая Могила» николаевцем Б.Н. Мозалевским. Мною дополнен анализ семиотики пекторали (см. «Экзампей», с.64-81), выполненный ранее Д.С. Раевским и М.В. Русяевой, в результате чего выяснилось следующее. В центре композиции (см. Рис. 2) изображено золотое руно, которое было символом царской власти в Скифии. Его держат: справа скифский царь Атей, а слева – автор мифа об аргонавтах, Гомер. Для сравнения приведены монеты IV в. до н.э. с изображением Гомера и Атея. Вероятно, пектораль изготавливалась по заказу Атея (429-339 гг. до н.э.) к 200-летию со дня кончины Гомера в 381 г. до н.э., одновременно с этим Атей отметил и свое рождение в 429 г. до н.э., совпавшее с 200-летием «похода аргонавтов», а на самом деле c возвращением в 629 г. до н.э. золотого руна из Колхиды Музой Гомера, Лаэртидой своему отцу, киммерийско-скифскому царю Лику-Лаэрту, находившемуся в изгнании в г. Элае. Не останавливаясь здесь на детальном анализе семиотики всего ряда фигур, замечу, что оно свидетельствует о том, что скифский царь Атей был в шестом поколении потомком киммерийца Гомера (см. родословную выше). В целом всю композицию пекторали можно назвать ритуалом причащения, или передачи власти, с золотым руном от своего знаменитого предка, киммерийского царя Гнура-Гомера, скифскому царю Атею. Как видим, скифский царь Атей, завоевавший пол-Европы, не только хорошо знал историю своего древнего рода и произведения своего предка, но и гордился своим происхождением от Гомера.

Так что, Эдип сегодня, перефразируя Шекспира, вполне мог бы сказать: «Есть много тайн на свете, друзья скифы, Что и не снились даже Сфинкс»…

Статья опубликована в «Журнале ПОэтов» №6-7(30), «Эхо планеты», М., 2011, с. 38-40

 

Рис. Центральный фрагмент золотой пекторали и монет с изображением слева Гомера, справа – Атея, все IV в. до н.э.

Комментарии запрещены.